ОБ АЛЬБОМЕ

ТЕОМАТИКА. ТОМ 1. ЦВЕТЫ РОЗАЛИИ БЕЙЛОРОННИ

  1. Часы (колыбельная) 3:09

  2. Предварительный анализ 6:40

  3. Кинозал тюрьмы5:23

  4. Иди по воде! 4:40

  5. Вервольф 5:09

  6. Проповедь без слов… 5:27

  7. Пси

  8. Он всё ещё ждёт 6:27

  9. Диссонанс 6:03

  10. Кто

  11. Револьвер-Терьер / Майк-н-Ролл8:47

  12. Живаго (муки рождения) 7:07

  13. Загадка Сфинкса 4:07

Общее время звучания: 72 минуты

Слова и музыка: Алексей Хабаров
Аранжировка: Тюноматик

Альбом записан на студиях АиБ и Theta Studio

Звукорежиссер: Павел Сладков

Продюсер: Алексей Хабаров


Алексей ХАоС Хабаров – вокал, гитары, перкуссия
Артём Чекулаев – барабаны
Дмитрий Шабанов – бас

Павел Сладков – клавишные

 

Владимир Ларин – барабаны (3, 6)

Элина Недзельская – бэк-вокал (2, 3, 5, 7, 9, 13)

Юта Зубковская – классический вокал (1)

Екатерина Хабарова – вокал, бэк-вокал (1, 2)

Аглая Хабарова – вокал, бэк-вокал (1, 2, 8)

Владимир Кожекин – губная гармоника (7)

Дмитрий Чернов – труба, тромбон (3, 8)

Геннадий Матвеев – клавишное соло (11)

Алексей Ткач, Лиза Ткач, Алексей Хабаров, Екатерина Хабарова – диалог (2)

 

Отдельное спасибо Кириллу Кузьмину за предоставленную для записи 12-тиструнную гитару

 

 

ЧАСЫ (колыбельная)

(ХАБАРОВ)

 

Спи малютка, засыпай.

Смело глазки закрывай.

Баю-баю. Баю-бай… 

Ночь пройдёт. Придёт рассвет.

На вопрос найдёшь ответ.

Баю-баю. Баю-бай…

 

Динь-дон, тили-бом.

Поздний час, все спят кругом.

Баю-баю. Баю-бай…

Динь-дон, тили-бом.

Спи, малютка, сладким сном.  

Баю-баю. Баю-бай…

 

Засыпай…

Засыпай…

Баю-баю, баю-баю, баю-бай…

Засыпай…

Баю-баю-бай…

Засыпай…

 

Женщина:

 

Я хочу освободиться от этого!

 

Брюнхильда (валькирия)1:

 

Siegmund! Sieh auf mich!

Ich bin's, der bald du folgst.

 

Зигмунд! Посмотри на меня!

Это я, которая скоро последует за тобой.

 

1 - фрагмент из оперы Рихарда Вагнера «Кольцо нибелунга», часть 3 Die Walküre: Act II, "Siegmund! Sieh auf mich!" (Brünnhilde)

 

 

****

 

 

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

(ХАБАРОВ)

 

Резкий кадр. Новый дубль.

Щелчок. Тишина. Мотор!

Дерево. Пламя. Уголь.

Жнец. Пастырь. Скотный двор.

Ангел. Ослица. Жрец.

Агнец. Алтарь. Шатёр.

Плебс без имён и лиц

падает ниц.

Конец.

 

Анкор!

 

Резкий кадр. Новый дубль.

Щелчок. Тишина. Мотор!

Мантия. Посох. Куколь.

Индеец. Конкистадор.

Свиток. Перо. Писец.

Столб. Еретик. Костёр.

Плебс без имён и лиц

падает ниц.

Конец.

 

Анкор!

 

Кто-то зло мстил

и смотрел свысока,

а кто-то любил

и молил за врага.

Кто-то прочёл,

что мир – это ад,

а кто-то обрёл

благодать вне заслуг и расплат.

Кто ты? Кто ты?!

 

Резкий кадр. Новый дубль.

Щелчок. Тишина. Мотор!

Нефть. Газ. Священный рубль.

Башня. Стена. Собор.

Стрелки часов. Дворец.

Дело. Суд. Приговор.  

Плебс без имён и лиц

падает ниц…

 

Ну, что, всё, конец?... 

Woman: I had the dream. I decorate the flowers with rainbow paper. The paper feels like an orange skin.

I have three kinds of flowers. Lilies, carnations...

Man: And the third kind?

Woman (a little inarticulate): Violence.

Man: Violence?

Woman: I didn't say violence! I said violates! I said violets. Violets. They're just flowers. I once did floral arranging. Does everything have to symbolizes something disgusting?!

Man: Why don't we talk a little about... the rainbow paper? “It feels like an orange skin”

Woman:  You wanna know how the dream ends?

Man: Yes.

Woman: Everything... everything goes up in flames. The flowers... the rainbow paper... just one great big orange fireball. And then I wake up 2.

Женщина: Мне приснился сон. Я украшаю цветы радужной бумагой. Бумага на ощупь как кожа апельсина. У меня три вида цветов. Фиалки, гвоздики...
Мужчина: А третьи?
Женщина (несколько невнятно): Насилие.
Мужчина: Насилие?
Женщина: Я не сказала насилие! Я сказала: «И лилии»! Я сказала – лилии. Лилии. Это просто цветы. Я когда-то занималась флористикой. Неужели всё должно символизировать что-то отвратительное?!
Мужчина: Почему бы нам немного не поговорить о... радужной бумаге? «Она на ощупь как апельсиновая кожура»?
Женщина: Хотели бы Вы знать, как заканчивается сон?
Мужчина: Да.
Женщина: Всё... всё в пламени пожара. Цветы... радужная бумага... Просто один большой апельсиновый огненный шар. И потом я просыпаюсь 2.

Гротеск. Суть славы в позоре.
Гром. Блеск. Фигура гонца
на крест взошедшего. В море
разбит рундук мертвеца.

Творец! Тот свет на Фаворе –
рефлекс Христова венца.
Воскрес, чтоб вернуться к нам вскоре,
ввести всех в Царство Отца.

Когда
Дух Любви очистит сердца!

Stayin' alive!3

Stayin' alive! Stayin' alive!
Stayin' alive!

Stayin' alive forever!

Stayin' alive together!

Now!


****

2 – Отсылка к фильму «Окончательный анализ» 1992 года.

3 – Отсылка к песне Bee Gees «Stayin' alive», которая часто используется американскими медиками для тренировки навыков сердечно-лёгочной реанимации, поскольку её темп практически полностью соответствует рекомендуемой частоте компрессий грудной клетки.

 

 

КИНОЗАЛ ТЮРЬМЫ

(ХАБАРОВ)

 

Орангутанги механических часов

в дурмане оргий голосили и впадали в транс.

Один закрыл дверь за собою на засов.

Другой поставил венский вальс.

 

Ощущение конца времён,

откровение в 3D,

громкий саунд, кола и попкорн…

«A clockwork orange» everyday

в кинозале суетной тюрьмы.

 

В кровавом небе сотни чёрных хищных птиц,

кружили в жадном ожидании распятых тел.

Мир манекенов без мозгов, сердец и лиц

в пляшущем пламени горел.

 

Ощущение конца времён,

откровение в 3D,

громкий саунд, кола и попкорн…

«A clockwork orange» everyday!4

В кинозале праведной тюрьмы

все мы –

судьи, узники, охранники, врачи

и палачи –

жертвы

скрытой агрессии

царящей в душе

от клише.

Мы совершаем всякий раз

побег-исход, но рабство в нас

неистребимо силой дел.

Наш предел –

репрессии, мел,

расстрел в грудь.

Но кто прозрел –

в инверсии стрел

узрел суть.

 

Блудный сын,

заводной апельсин –

разделённый на миллиарды микрочастиц

разум,

с приятной на ощупь кожей

двуличная рожа –

святоша и рецидивист

разом,

соблазном

ведомый

к пропасти в которой

пропасть не ново.

Снова-снова-сновасть-новость-новость:

«Логос стал слотом для сталинских слоганов!»

 

Все мы –

судьи, узники, охранники, врачи

и палачи –

жертвы

скрытой агрессии

царящей в душе.

От клише

мы совершаем всякий раз

побег-исход, но рабство в нас

неистребимо силой дел.

Наш удел –

депрессия стел,

и капелл сплин.

 

Наш предел –

репрессии, мел,

расстрел в грудь.

Но кто прозрел –

в инверсии стрел

узрел путь.

 

****

 

4 - «A clockwork orange» (Заводной апельсин, заводной человек-обезьяна) – отсылка к роману Энтони Бёрджесса 1962 года и одноимённому фильму 1972 года Стэнли Кубрика.

 

ИДИ ПО ВОДЕ!

(ХАБАРОВ)

 

Третий рукотворный храм

С виду – в точности Ковчег.

Ной был пьяницей. Но Хам

ввёл нас в двадцать первый век.

 

Стабильный, как Чен Сар Хусейн –

он входит в храм, который

погружается в бассейн.

 

Хор поёт.

Слеп и горд народ.

Но рано или поздно

волна пробьёт борт.

Суть камней –

уверенность в завтрашнем дне…

Ей-ей!

 

Кто осудил,

будет сам осуждённым.

Не трать зря сил,

не верь мертворождённым.

Страхи к могиле ведут,

а гнев и злоба к беде…

Выброси посох и кнут,

иди по воде!

 

Встретил Лота Авраам:

- Ну как Гоморра? Как Содом?

- Эх! Нет конца моим слезам.

Море соли. Тьма кругом.

 

Зыбучий, словно Нил и Рейн –

на шторм и бурю скорый,

поглотивший храм – бассейн.

 

Нефть и грунт.

Лгут и там и тут.

Гунны в коммунах

луки гнут.

Суть чумы –

уверенность в силе войны...

Увы!

 

Кто был первым,

тот будет последним.

Не растрачивай нервы,

не верь всяким (сплетням) бредням.

Душу нельзя уберечь

без милости на суде.

Выброси жезл и меч,

иди по воде

к Тому, кто может спасти;

кто выше любых властей;

к Тому, чьим плодам расти;

чей путь – это путь страстей,

любви и радости.

 

Иди по воде!

 

****

 

 

​ВЕРВОЛЬФ (ЛЮЦИФЕР ГИТЛЕР)

(ХАБАРОВ)

 

В этом мире бациллы холеры

Распространяются с коверканием веры.

Люцифер Гитлер

Приступает опять к осуществлению аферы.

 

Эдемский сад. Сок плодов на устах.

Глаза открыты. Смятенье и страх.

Разбитый вдребезги личностный puzzle.

Свет и тень.

И вот уже на душе стоит штамп,

«Благую Весть» заменяет «Майн Кампф»,

и ты цитируешь из неё фразы

каждый день…

 

«Единство и чистота нации!

Настала пора конфронтации!

Всюду сифилис и проституция

По вине инородной поллюции!

 

Исключительность! Сила полиции! 

Величие, гордость, амбиции!

Слава Вождю и поклонение

Из поколения в поколение!»…

 

В этом мире без любви и контакта

Развивается в глазах катаракта.

Люцифер Гитлер

Подстрекает опять к заключению контракта.

 

Пустыня. Скрежет песка на зубах.

Годы скитаний. Пепел и прах.

Мерцанье звезд. Лунные фазы.

Свет и блик.

И вот уже на душе стоит штамп,

«Благую Весть» заменяет «Майн Кампф»,

и ты цитируешь из неё фразы

каждый миг…

 

«Благолепный учебник истории.

Священные стены претории.

Аксельбанты, кокарды, погоны.

Нам нужны ещё суровей законы!

 

​Освящали извечно оружие.

Миротворчество – дело не нужное.

Христиане не пацифисты!

Поклонитесь Вождю, анархисты!

 

Да здравствует милитаристский порядок!

В субботу прополка кладбищенских грядок.

За державной стеной – враги!

Но с нашими бомбами мы непобедимы!

В Рай войдём – сильны и едины,

И там омоем в крови сапоги!

Ха-ха!

 

Всех противников священной традиции

ждут костры святой инквизиции,

издевательства, пытки, мучения

и так далее, без упущения…»

 

Господи, спаси!

 

****

 

 

ПРОПОВЕДЬ БЕЗ СЛОВ…

(ХАБАРОВ)

 

Разносит ветер лязг

цимбал,

грохочет гиперзвук

вселенной.

Пустился Шива в пляс.

Настал

момент великих мук

всех тленных.

 

Отравила храм души

змеиным ядом пропаганды,

натравила псов-волков,

скрыла под покровом лжи

свет креста распятой правды

проповедь без слов...

 

Пастух стада святых

коров

уводит с пастбища

нирваны,

ведь в моде взгляды злых

веков,

восстали с кладбища

тираны.

 

Отравили храм души

змеиным ядом пропаганды,

натравили псов-волков.

Молот, серп, венки из ржи,

попран крест распятой правды

свастикой лжецов.

 

Сколько мир будет желать

достигнуть

Царства Небес через власть,

деньги, силу,

и вечный бой,

столько же будет блуждать

и гибнуть,

жизнь бесконечную класть

в могилу

рядом с собой...

 

​Отравила храм души

змеиным ядом пропаганды,

натравила псов-волков,

скрыла под покровом лжи

свет креста распятой правды

проповедь без слов

любви.

 

Познать любовь

спеши!

Родившись вновь,

дыши!

 

Дыши!

 

****

 

ПСИ

(ХАБАРОВ)

 

Система – твоя природа,

а деспот – её господин.

Ты думаешь то, что свобода –

враг общества номер один.

 

Ты возвещаешь не Милость, а Суд и Закон.

Ты утверждаешь без Милости Суд и Закон.

Ты видишь опасность в тех, кто разрывает шаблон.

 

Система делает снимки в профиль и в фас.

Система делает фото в профиль и в фас.

Система видит опасность в каждом из нас.

 

Фюрер не различает реальность и бред.

Твой вождь не различает реальность и бред.

Он видит опасность во всём, даже в том, чего нет.

 

Система – его природа,

а деспот – её господин.

Он думает то, что свобода –

враг общества номер один.

 

Тираны строят систему на костях и крови.

Система растёт на дрожжах анти–любви.

Ты болен, ты прокажён вовне и внутри.

 

«Сорок лет в пустыне, горечи песка не отмыть.
Сорок лет в пустыне и горечи песка не отмыть.
Но мучиться жаждой ты всегда любил больше, чем пить», –

 

Так пел БГ на альбоме «ПСИ»5,

Об остальном цветы Йошивары спроси.

Они покажут тебе Того, кто истин

И Он сердце твоё соделает чистым.

 

На дне – тень, муки, токсемия и шок,

Семь тысяч вольт электрический ток.

На дне – растоптанный кокон и тлен.

Взлетел мотылёк, оставив свой плен.

 

Хоть гвозди – труха, ран не исцелить.

Но Маша и Медведь будут звонить,

И петь эти песни снова и снова,

И возвещать это Слово,

Они не знают ничего другого…

 

Кроме любви!

 

****

 

5 - В песне использованы отсылки и цитаты из песен с альбома группы «Аквариум» «Ψ» («Пси») 1999 года.

 

 

ОН ВСЁ ЕЩЁ ЖДЁТ
(ХАБАРОВ)

Встань и выйди за пределы тьмы
фрактальных фраков
гробовых горбов,
зеркал, иллюзий и кошмарных снов.
Зачем быть в рабстве суеты,
отвергнув правду,
ради едкой лжи,
что разлагает душу до основ?


Живи, дыши,

и страх отступит.

Свет не туши.

Тиранов сгубит

извечный бой

за власть и время.

Кто жив душой,

тот с Богом, верь мне!


Посмотри,
принял смерть на кресте
тот же, кто жизнь дал тебе…

 

Знай, система не всегда верна,
её традиции –
людской закон,
ни абсолют, ни вечный эталон.
Жизнь разукрась во все цвета,
иди на голос
пастуха-Христа,
оставив за собой пустой загон.

Живи, дыши,
и страх отступит.
Свет не туши.
Тиранов сгубит
извечный бой
за власть и время.
Кто жив душой,
тот с Богом, верь мне!

Посмотри,
принял смерть на кресте
тот же, кто жизнь дал тебе…


И ждал Он правды,
но лишь слышит вопль вдов и детский плач6.
И ждал Он милости,
но кровь течёт рекой.
Гордыня правит бал
и слуги ей богач, судья, палач,
благоговейно возносящие
к престолу волчий вой.

Войлочной воли апломб.
КИрзовой силы понты.
Этика атомных бомб.
Эстетика миски
тюремной бурды.

Войны закончит любовь
к ближним своим и врагам.
Сбросьте фальшивый покров,
от Бога под ним
не спрятаться вам.

Тело примите и кровь,
отверзьте зренье и слух:
Бог – это Свет и Любовь,
плоть Его – Слово,
кровь Его – это Дух.

Он всё ещё ждёт...

****

6 – Отсылка к тексту из библейской книги пророка Исаии (5:7): «И ждал Он правосудия, но вот –  кровопролитие; ждал правды, и вот – вопль».

 

 

ДИССОНАНС

(ХАБАРОВ)

 

Извиваясь как вьюн,

смысл зарылся в слизь тины.

Космос, пришедший в негодность,

приобрёл вид руин Палестины.

Мир когда-то был юн,

мир когда-то был светел,

но, приняв радость за гордость,

изувечил плоть Слова плетью,

дух Премудрости свёл к междометью...

 

Сажа, бурый уголь и зола

там, где был Эдемский сад.

Не елей-вода, а нефть-смола.

Ей кропят тела

солдат.

Посмотри же на детей-сирот.

Вдовам загляни в глаза.

Плачет кровью тёмный небосвод,

гром гремит, гроза…

Соль. Яд.

 

Распечатав конверт,

вынимаешь открытку,

в ней сообщенье от Бога,

что испил за весь мир коктейль-пытку.

Экстравертивный привет

интровертивной Голгофе.

В сердце тоска и тревога

от вопроса: «Грог или Ром-кофе

будешь пить, если быть катастрофе?»

 

Сажа, бурый уголь и зола

там, где был вишнёвый сад.

Не елей-вода, а нефть-смола.

Ей кропят тела

солдат.

Посмотри же на детей-сирот.

Вдовам загляни в глаза.

Плачет кровью тёмный небосвод,

гром гремит, гроза…

 

Город из пепла

возродится вновь,

настежь распахнёт

двери домов.

Выше облаков

вечная Любовь...

 

Смерть подводит годовой баланс.

Жизнь под тяжестью вины

борет когнитивный диссонанс

оправданием войны.

Сажа, бурый уголь и зола

там, где был цветущий сад.

Не елей-вода, а нефть-смола.

Ей кропят тела…

 

Торнадо. Град.

Салют. Парад.

Пилат, ты рад?!

Ха-ха-ха-ха….

 

****

 

 

КТО?
(ХАБАРОВ)

Вперяя взор в экран вселенной,
Жую попкорн прогорклый, жжёный.
Воистину: извечно пленным

Бывает лишь вооружённый.

Фильм завершится хэппи эндом,
А смерть – кино другого рода:
Кто всех любил, тот будет предан,
Кто всем прощал, тот будет продан.

Наушники ладоней влажных
Мой слух насилуют бластбитом.
Воистину: извечно важным

Бывает то лишь, что забыто.

Трек завершится фэйдаут-стопом,
А жизнь – другого рода песня:
Кто всех любил, тот будет с Богом,
Кто всем прощал, тот и воскреснет.

Фильм завершится хэппи эндом,
А смерть – кино другого рода:
Кто всех любил, тот будет предан,
Кто всем прощал, тот будет продан.

 

Трек завершится фэйдаут-стопом,
А жизнь – другого рода песня:
Кто всем прощал, тот будет с Богом,
Кто всех любил, тот и воскреснет.

 

Фильм завершится хэппи эндом,
А смерть – кино другого рода:
Кто всех любил, тот будет предан,
Кто всем прощал, тот будет продан.

 

Трек завершится фэйдаут-стопом…


****
 

РЕВОЛЬВЕР-ТЕРЬЕР

(ХАБАРОВ)

 

Мир никогда не будет цел...

Как ненавистна и отвратна

Змеиность Книги, что он съел.

Её медовость столь превратна.

 

Она вползла и в жизнь мою,

Её заполнив не спеша.

Разверзла бездна пасть свою.

Исчезла в ней моя душа.

 

От страха в судорогах бился,

Мне алкоголь стал лучшим другом…

Я проклял всё, я опустился

На дно колодца с едким духом.

 

Никто не в силах был помочь.

Чужой, среди своих страданий,

Я заключён был в псевдоночь,

В заклятый лабиринт преданий.

 

Револьвер-терьер.

Вальтер-ре-Вольтер.

Веер вер. Вольер.

Ветер врёт. Ревёт ревер.

Бодлер.

Пинк Флойд.

Ллойд Уэббер.

 

Мир никогда не будет цел...

Как ненавистна и отвратна

Змеиность Книги, что он съел.

Её медовость столь превратна.

 

Что ж, Книга, сын сложил доспехи,

Тобой был предан на мученья,

В скорбях за мир, в кровотечении,

Вскричав, сомкнул навеки веки.

 

О, Боже, ты же знаешь всё!

Он выставил тот крест наружу,

Чтоб привести к тебе твоё,

Спасти жизнь от любых оружий.

 

Никто не благ, лишь только ты.

Твоей свободы жаждут души,

Вгрызаясь в прутья суеты,

Пытаясь тьму тюрьмы разрушить...

 

Револьвер-терьер.

Вальтер-ре-Вольтер.

Веер вер. Вольер.

Ветер врёт. Ревёт ревер.

Бодлер.

Пинк Флойд.

Ллойд Уэббер.

 

Мир никогда не будет цел...

Как ненавистна и отвратна

Змеиность Книги, что он съел.

Её медовость столь превратна.

 

Ну, а с меня уже довольно!

Вериги Книги сбросил я.

Они увечат, ранят больно.

Но вечен тот, кто жил любя!

 

О, Боже, ты ведь знаешь всё!

Ты вытянул его на сушу,

Когда пробило грудь копьё,

И он тонул в кровавой луже.

 

Никто не благ, лишь только ты…

Твоей свободы жаждут души,

Вгрызаясь в прутья суеты,

Пытаясь тьму тюрьмы разрушить…

 

Револьвер-терьер.

Вальтер-ре-Вольтер.

Веер вер. Вольер.

Ветер врёт. Ревёт ревер.

Бодлер.

Пинк Флойд.

Ллойд Уэббер.

 

Мир рвёт.

Желчь. Мёд.

Пепел.

 

****

 

МАЙК-Н-РОЛЛ7

(ХАБАРОВ)

 

Утро наступило.

Будто в майке я родился.

Мир лежит во тьме тюрьмы,

А я освободился!

 

Ром и кока-кола.

Зоопарк. Мораль (Закон). Крамола.

Я бежал быстрей, чем Лола,

чтобы не превратиться

в кирпич в стене психбольницы

уездного города N.

 

Неважно, где ты провела эту ночь

и с кем, моя сладкая М!

 

****

 

7 - В тексте присутствуют отсылки к песням «Ром и пепси-кола», «Моя сладкая N» и «Уездный город N» группы Майка Науменко «Зоопарк». 

 

ЖИВАГО (МУКИ РОЖДЕНИЯ)
(ХАБАРОВ)

Ветер. Ночь.
Ветви. Пламя.
Колокольчик.
Помоги ближним
превозмочь
ветхой длани
камень, мальчик,
отвори пришлым
дверь в мир
без войн,
на пир
радости
впусти,
спаси,

прости!
Плачь и стон,
кровь и вонь…
Но пред крестом
реки блага.
Муки
рождения
в руки
Живаго.

Девственная мать.
Семь печатей сна.
Сын придёт, как тать,
разверзнув ложесна.
Сотни тысяч лет
узкого пути
в первозданный свет
из первобытной тьмы
над бездной.

Кто же будет прав,
перед Ним лицом к лицу представ?
Без любви в сердцах
найдём ли оправдание в Его очах?

Дверь в мир
без войн
отвори.
Нет сил!
Впусти,
прости,
спаси!
Плачь и стон,
кровь и вонь…
Но пред крестом
реки блага.
Муки
рождения
в руки
Живаго.

Здесь так много звёзд
в Твоей вышине,
в чудных садах
вишнёвых деревьев цвет.
Ты безмерно прост,
в Твоей тишине,
мыслях, словах
лишь жизни свет.

****

 

ЗАГАДКА СФИНКСА
(ХАБАРОВ)

Купол. Паруса.
Карусель плафона.
Серафимы смотрят вниз.
Кукол голоса.
Мир идей Платона.
Галлюциногенный криз.

День восьмой настал,
как разрыв шаблона.
Мир шагнул за хрупкий борт.
Шквал, девятый вал,
но в зрачке циклона:
Рембрандт. Три креста. Офорт.

Порвана завеса в храме –
Сбросил маску Мистер X!
Стала твёрдой под ногами
Стикс.
Нет преграды между нами.
Знаю я разгадку, Сфинкс.

Человек лишь бросив знамя
лжи,
входит Царскими вратами
в жизнь. 

 

Порвана завеса в храме –
Сбросил маску Мистер X!
Стала твёрдой под ногами
Стикс.
Нет преграды между нами.
Знаю я разгадку, Сфинкс.

Человек лишь бросив знамя
лжи,
входит Царскими вратами
в жизнь.