ОБ АЛЬБОМЕ

ТЕОМАТИКА. ТОМ 2. АПЕЛЬСИНОВОСТЬ РАДУЖНОЙ БУМАГИ

1. Дельфин с крестом из пенопласта
2. Охота на Тень
3. Лакримоза Осанна
4. Ной, не ной! (Меланхолия)
5. Светлая ночь
6. Как дитя
7. Кошки-мышки
8. Время расти
9. Из Небыли в Быль
10. Сёрф
11. Тогда и Теперь
12. Пробуждение реки / Sanctus
13. Сулико Блюз

Общее время звучания: 72 минуты

Слова и музыка: Алексей Хабаров
Аранжировка: Тюноматик
Альбом записан на студии Theta Studio
Звукорежиссер: Павел Сладков
Продюсер: Алексей Хабаров

Алексей Хабаров – вокал, гитары, бас, перкуссия, балалайка (8)
Артем Чекулаев – барабаны
Дмитрий Шабанов – бас
Павел Сладков – клавишные, домра (8)

Элина Недзельская – бэк-вокал (3, 5, 6, 9, 10, 11, 12)
Татьяна Ухина – народный вокал (8)
Екатерина Хабарова – бэк-вокал (1)
Аглая Хабарова – вокал, бэк-вокал (1, 9, 12, 13)
Дмитрий Чернов – труба, тромбон (3)
Арам Аведикян – дудук (7)
Денис Швытов – саксофон (10)
Геннадий Матвеев – клавишное соло (11)
Алексей Ткач, Лиза Ткач, Алексей Хабаров, Екатерина Хабарова – диалог (11)

 

 

ДЕЛЬФИН С КРЕСТОМ ИЗ ПЕНОПЛАСТА
(ХАБАРОВ)

Дельфин, поднявшись в поднебесье,
вдохнул пречистый воздух скал.
Лик сверкал.
Час настал
преображения зеркал.

Дельфин нырнул с востока неба
в бездонный океан плевка.   
Грань тонка.
Так легка
пыльца сердечного цветка.

Ной, воплощая грёзы о судоходстве,
спускает с верфи на воду ковчег.

Хам, возвещая о своём превосходстве,

(лже-Джа!) (1),

отца наготу обличает,

и пить вино запрещает

навек.

Раджа – Ханжа!

 

Дельфин с крестом из пенопласта
спешит в грозу на помощь к нам –
мудрецам,
простецам,
безумцам, зрячим и слепцам.

Ной в меланхолическом буйстве

плывёт куда-то в заржавелом тазу.
Хам, возвещая о своём всемогуйстве,
(лже-Джа!),

отца пороки бичует,

бревна же в своём не чует

глазу.

Раджа-Ханжа!

1 - Джа (ивр. ‏יהּ‏‎) — краткая форма имени Яхве, одного из имён Ветхозаветного Господа Бога в изначальном еврейском тексте Библии.

 

****

ОХОТА НА ТЕНЬ
(ХАБАРОВ)

Летала пО небу птица,
а по степи рыскал зверь,
тщетно стараясь
освободиться
от твари с именем Тень.

Из джунглей вышел индеец,
в руке сжимая копьё.

Он был шаманом.

И в Тень свою целясь,
охотился на неё.

В степи его встретил Юнга,
отставший от корабля,
и спев ему Песнь
о Нибелунгах,
сказал: «Тень – часть тебя».

Здесь сострадать никому не охота,
все ищут счастья, глотая пилюли,
стремятся к жизни, истязая кого-то,
благословляют, демонстрируя дули,
плюют из дула пули вслед!

И вдруг раскрылся секрет,
парадоксальный момент:
где есть стены,
истины нет.
Из тины Тени во Свет!

Летала пО небу птица,
а по степи рыскал зверь:
гордый орёл,
и блудливая львица
ломились в тайную дверь.

Индеец, как добрый пастырь,
в дар преподнёс им ключи:
на языки положив
липкий пластырь,
сказал Тени: «Молчи!»

Но до сих пор вершится охота,
все ищут счастья, глотая пилюли,
к любви стремятся, убивая кого-то,
и свет ютится под спудом кастрюли.

Жизнь от набата смерти не пробудилась,

И продолжает крепко спать вечным сном.

Вновь пуля в чей-то затылок вонзилась
и кто-то опять упал на землю ничком…

****

LACRIMOSA HOSANNA

(ХАБАРОВ)

 

Осанна!

 

Каждый год, каждый день, каждый час

снова и снова

одно только слово –

Соль.

Cosa Nostra (2). Маковый спас.

Ржавчина. Пепел. Моль.

 

Каждый день, каждый час, каждый миг

снова и снова

одно только слово –

Яд.

Гекатомба. Христа бледный лик.

Песни хмельных наяд.

 

Солнце в зените…

 

Я паралитик. Я изгой.

Я рассечённый надвое труп.

Разбитый горшок.

Хромоногий гой.

Слюна в уголках божьих губ.

 

Осанна!

 

Каждый миг, каждый взгляд, каждый вдох

снова и снова

одно только слово –

Дух.

Lacrimosa. Реквием. Бог.

Открытая дверь. Пастух.

 

Каждый взгляд, каждый вдох, каждый шаг

снова и снова

одно только слово –

Сын.

«Если друг оказался вдруг и не друг и не враг, а так…» (3) –

Поёт свою песнь акын.

 

Солнце в зените…

 

Я паралитик. Я изгой.

Я рассечённый надвое труп.

Разбитый горшок.

Хромоногий гой.

Слюна в уголках божьих губ.

 

Но в сердце:

 

Pater noster, qui es in caelis,

sanctificetur nomen tuum,

adveniat regnum tuum,

fiat voluntas tua,

sicut in caelo, et in terra.

Panem nostrum cotidianum da nobis hodie;

et dimitte nobis debita nostra,

sicut et nos dimittimus debitoribus nostris;

et ne inducas nos in tentationem,

sed libera nos a malo.

Amen. (4)

 

Я паралитик. Я изгой.

Я рассечённый надвое труп.

Разбитый горшок.

Хромоногий гой.

Слюна в уголках божьих губ…

 

Lacrimosa dies illa… (5)

Все пути ведут к могиле.

Слышен вопль: «Или! Или!» (6)

Жребий брошен – или-или.

 

Inter oves locum praesta... (7)

Клетка крови. Койко-место.

Вдовствующая невеста.

Двуприродно. Троекрестно.

 

Pie Jesu Domine,

Dona eis requiem.

Amen. (8)

 

Осанна!

 

2 - Кóза нóстра (на сицилийском языке Cosa Nostra — «наше дело») — сицилийская преступная организация, итальянская мафия, выстроенная в виде иерархической пирамиды.

3 – Цитата из «Песни о друге» В. Высоцкого

4 – Молитва «Отче наш» на латыни

5 - Восклицание Иисуса Христа, распятого на кресте: «Или, Или! Лама савахфани!» : Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил? (Мф. 27:46).

6, 7, 8 – Цитаты из Реквиема – Dies irae (лат. «День гнева») – в католическом богослужении песнопение проприя мессы (секвенция).

6 - Плачевен тот день; 7 - Предоставь мне место среди овец; 8 - Милосердный Господь Иисус, даруй им покой! Аминь.

****

НОЙ, НЕ НОЙ (МЕЛАНХОЛИЯ)

(ХАБАРОВ)

«Всегда радуйтесь» (1 Фес. 5:16)

Ной сидит на табуретке в ванной,
Смотря на ветхий потолок,
А с потолка течёт поток прохладный,
Предвещая мировой потоп.
На кухне вот-вот вспыхнет газ,
Дом запылает огнём.
Уж близок этот скорбный час!
Так день за днём...

МЕЛАНХОЛИЯ

Ходил когда-то Ной по улице
С сияющей улыбкой на лице.
Но стал психически расстроен,
Меланхолией он болен.
Когда везде эксцесс-экстаз,
Он залезает в ржавый таз.
И в рот течёт огонь-вода,
Пока не отойдёт хандра.


МЕЛАНХОЛИЯ

Звезда Полынь прибавляет печали,
но не решает вопрос бытия.
Жизнь – это свет предвечный в начале,
ну, а уход от света – это

МЕЛАНХОЛИЯ

Ной сидит на табуретке в ванной,
Глядя на змей водопроводных труб.
На них усами шевелят тараканы,
Что никогда в голове не умрут.
Ной закрывает ладонями уши.
Трубы гудят: «Грядёт Илия!»
Ной, не ной, тебе станет лучше,
Когда исчезнет меланхолия.

МЕЛАНХОЛИЯ


Армагеддон – место вечных баталий,
что не решают вопрос бытия.
Радость и мир предвечный в начале,
ну, а суды завета – это

МЕЛАНХОЛИЯ

 


****

СВЕТЛАЯ НОЧЬ
(ХАБАРОВ)

Хэй! Хэй!

Свет излей

в чаши наших

густых теней,

где сердец

сбивается ритм –

дольний пасмурный мир.

 

Светлой ночью прямая дорога.

Светлой ночью не стало стены.

Светлой ночью мир встретил Бога

И узнал, что все спасены.

 

На лице отпечаталась молодость

Морщинами прожитых лет.

Она знала и пылкость и холодность,

Она грезила тем, чего нет.

 

Всё стремилась достичь, дотронуться,

Всё хотела узнать и понять.

А в лазури небес плыло солнце,

Что, казалось, век будет сиять…

 

Но тускнел его свет. К закату

Время двигало стрелки часов.

И за многое стали брать плату

Выше той, что была для юнцов.

 

И в глазах печаль обреченности

Поднялась из глубоких пучин.

И желание сбавить скорости

Подкрепилось массой причин.

 

Хэй! Хэй!

Свет излей

в чаши наших

густых теней,

где сердец

сбивается ритм –

дольний пасмурный мир.

 

На лице отпечаталась молодость

Морщинами прожитых лет.

Она знала и пылкость и холодность,

Она грезила тем, чего нет.

 

Что ж, все люди пройдут через это…

Так устроено в жизни мирской.

И за ярким, бушующим летом –

Грядет тихий зимний покой.

 

Хэй! Хэй!

Свет излей

в чаши наших

густых теней,

где сердец

сбивается ритм –

дольний пасмурный мир.

 

Хэй! Хоу!

Высоко,

выше крыш,

выше облаков,

где сердец

пульсирует ритм –

горний солнечный мир.

 

****

КАК ДИТЯ

(ХАБАРОВ)

 

Где-то в небесах цветущий май

Льёт живую воду через край,

Там пенье птиц, свет и любовь.

А внизу под облаками – лёд,

Стужа и метель метлой метёт

Сто тысяч тонн мёртвых снегов.

 

Хочется тепла…

 

Мир не знает, как найти себя

В этой лютой буре января,

Где тьма кругом и вой сирен.

Люди веруют в слепых вождей,

Что ведут их от вражды к вражде

К стабильности тюремных стен,

Им она важней

свободы в радужной весне.

 

Бездыханный плен…

 

Как дитя

Прорвать покров

туч серых!

Прочь из оков

лже-веры!

Родиться вновь

из тлена

в предвечность Творца

всех и вся!

 

В чистых небесах цветущий май

Льёт живую воду через край,

На всей земле мир и покой…

 

****

КОШКИ-МЫШКИ
(ХАБАРОВ)

 

Умрулия?

Кошка лежит в изголовье кровати,
лижет шершаво детёныша матери.
В ножнах ножи. Кегельбаны-карманы.
Ядра-шары. Шторы-шоры экраны
окон с видом на сад обрамляют.
Птицы в саду не поют, не летают.
Яблоки склок, вражды и раздора
спелые, ждут благодатного вора;
с веток срываясь, в навозную кучу
падают грузно, падают кучно.
Кошка и мышка играют в игру:
«любит, не любит; умру, не умру».

Люблюлия?


Скучно. Братан Коран открывает,
воет аяты. Встаёт. Наливает
в миску кумыса. Зовёт: «Кис-кис, киса!»
Кошка мурлычет притворно, актриса.
Кот – словно гад в следе от подковы.
Змей вознесённый – знаменье христово.
Споры, соборы, сыр-боры... Аминь!
КойнЕ, арамейский, иврит и латынь...
Толстый словарь. Перевод столь блестящий,
что «брошенный» меч превратился в «разящий» (9).
Кошка и мышка играют в углу:
в «верю-не верю; лгу иль не лгу».

Умрулия?

Люблюлия?

Нелгулия?

Верюлия?

Люблюлия?

 

Люблю…



9 – Отсылка к работе А. Хабарова по теологии, часть которой посвящена критическому разбору традиционного понимания евангельской фразы «Не думайте, что [Я] пришёл принести мир на землю; не пришёл [Я] принести мир, но меч…» [Мф. 10:34]. Автор обращает внимание на глагол βαλλω (бросать, кидать, опрокидывать, низвергать, разрушать, изгонять, повергать, поражать/сокрушать), переведённый в Синодальном Переводе Библии, как принести. Внимание вызывает также глагол νομίζω (широко практиковать; перенимать в качестве обычая; признавать, рассматривать, считать; θεους ου νομίζω Xen. не верить в богов), переведённый в СП, как думайте. Существительное μάχαιρα означает – жертвенный нож, короткая сабля или кинжал (возможно, здесь имеет место намёк на сикариев); иногда употребляемый в переносном смысле, как – война; гибель.

Сикарии (лат. sicarii, буквально «кинжальщики» от лат. sica «кинжал») – боевая еврейская группировка, действовавшая в Иудее в I веке н. э. Радикальное, впоследствии отколовшееся, крыло движения зелотов, вставшее на путь прямых нападений и террористических актов. Цель сикариев – еврейское государство, независимое от власти Рима.

В одном из чтений стоит: «μαχην και μαχαιραν», что можно перевести как: бойню (ссору, битву) и резню.

Таким образом, по мнению А. Хабарова, 34-й стих Евангелия от Матфея звучит не привычным образом, а в точности наоборот: «Не сочтите, что пришёл бросить (повергнуть) мир на землю; не пришёл бросить мир, а меч», или более литературно передавая смысл: «Не верьте традиции, [говорящей], что пришёл изгнать мирную жизнь с земли; не пришёл изгнать мирную жизнь, а бойню и резню».

****

ВРЕМЯ РАСТИ

(ХАБАРОВ)

 

По тропинке катится

колобок-клубочек.

Нас никто не хватится

до зари, дружочек.

А с зарёй придёт новый день.

Лишь сурка страшит его тень.

 

Старичок звездочёт,

седа борода до пола.

В его жилах течёт

пламя рок-н-ролла (ром и пепси-кола).

Мы с зарёю выйдем на свет,

и вопрос найдёт свой ответ.

 

Сколько нитке виться?

Сколько не гневиться?

Сколько нам

прощать врагам,

да бремя нести?

Где в жару напиться

ключевой водицы,

чтобы не алкать-горевать?

Ведь время цвести

цветам радости.

 

По тропинке катится

колобок-клубочек.

В тесной клетке мается

сизый голубочек.

Но с зарёю тьма падёт ниц,

и на волю выпустят птиц.

 

Зайчик солнечный вскачь

по степи помчится.

Не кручинься, не плачь,

сгинет ночь-волчица.

Ведь с зарёю в мир придёт свет,

и вопрос найдёт свой ответ.

 

Сколько нитке виться?

Сколько не гневиться?

Сколько нам

прощать врагам,

да бремя нести?

Где в жару напиться

да живой водицы,

чтобы не алкать-горевать?

Ведь время плести

венцы радости.

 

Боль грёз,

соль слёз,

огонь и вода.

До дна

испить чашу и спасти.

Отвести от пропасти

львиной пасти гордости.

Сердцем умалиться,

заново родиться,

чтоб не враждовать-воевать,

а мир обрести.

Плодам радости

время расти.

 

****

ИЗ НЕБЫЛИ В БЫЛЬ
(ХАБАРОВ)

Тридцать пять в тени.
Сок кокоса тяни
соломинкой тонкой.
Сердце, клетка, замки,
дверные звонки
под мокрой футболкой.

Теплоход сел на мель.
Пассажиры в отель –
бурлаками на Волге.
Сумки «Louis Vuitton».
Престарелый гарсон.
Путь нелёгкий и долгий…

Боль,

удивление, страх,

слёзы скорби в глазах

звёзд, cosmo-селебрити.

Ноль

на твоих счетах,

вещи ценные – прах,

ведь любовь не приобрести…

Тридцать пять в тени.
День за годом тяни,
за часами секунды.
Вспомнить каждый нюанс,
провороненный шанс
вороненого Будды.

Попытаться простить,
пережив отпустить,
развеять по ветру.
Жизни тонкая нить
создана, чтобы сшить
облачение в веру…

Боль,

удивление, страх,

слёзы скорби в глазах

звёзд, cosmo-селебрити.

Ноль

на твоих счетах,

вещи ценные – прах,

ведь любовь не приобрести…

Любовь не приобрести!

 

Тридцать пять в тени.
Сок тягучий тяни
соломинкой тонкой. 
Сердце, клетка, замки,
дверные звонки
под мокрой футболкой.

 

Попытаться простить,
пережив отпустить,
развеять по ветру пыль.
Жизнь – из камня ручей,
жаждешь правды – испей,
чтоб вернуться из небыли в быль…

Из небыли в быль!

 


****

СЁРФ

(ХАБАРОВ)

 

Чашу небес костёр

лижет своим языком всю ночь.

Мáхайра-меч остёр (10),

но время пришло ему пасть на землю.

Капли росы как ртуть, 

а эта тропинка в лесу – точь-в-точь

как пройденный Богом путь.

Я закрываю пасть и внемлю.

Так говорит Господь:

 

«Этих жертв Мне неприятен дым,

мерзок (тяжек) лицемерный волчий вой,

ненавистен идол злой – алтын,

да вечная грызня за место рядом со Мной!»

 

Чашу небес костёр

коптит своей гарью целый день.

Мáхайра-меч остёр,

но время пришло ему пасть на землю.

Жаждут сыны войны, 

мечтая изгнать из мира тень.

Плоть вина – плод вины.

Я закрываю пасть и внемлю.

Так говорит Господь:

 

«Ваших (тучных) жертв Мне неприятен дым,

мерзок лицемерный волчий вой,

ненавистен идол злой – алтын,

да вечная грызня за место рядом со Мной!»

 

Хлеба  

алчет народ.

Кто накормит нищих этих?

Небо.

Закат и восход.

Кто вдохнёт дух жизни в смерть их?

 

Надпись: «Стой!

За дверью пёс злой!»

Волк. Пустой кривотолк.

Но рядом с тобой,

рядом со мной –

распят сам Бог.

Выдох. Вдох.

Эфир прямой…

 

Ловите волну

и молите!

Пенять на луну –

тщета.

«Save Our Souls»

морзянкой в рубке

стучите.

В трубке

гудит ля-бемоль.

Суета.

 

Ловите волну

и плывите!

Корабль ко дну

пошёл,

но всё хорошо,

ведь вы на сёрфбордах

стоите.

Спаситель-Дельфин,

скользите за ним

к свободе!

 

Не защититься без меча от врага,

но если меч не бросить, то будет война.

Когда в своём глазу не замечаешь бревна,

то вырастают рога,

как у чёрта.

 

Мир не спасти от меча без щита,

а модуль точно из минуса сделает плюс.

Блаженны нищие духом и вся нищета!

Вечности я не боюсь,

буква мёртвая стёрта…

Стёрта. Стёрта!

 

Смерти нет!

 

10 – Существительное μάχαιρα (мáхайра) означает – жертвенный нож, короткая сабля или кинжал (возможно, здесь имеет место намёк на сикариев); иногда употребляемый в переносном смысле, как – война; гибель. (см. выше).

****

ТОГДА И ТЕПЕРЬ
(ХАБАРОВ)

 

Моя душа – блудница/невеста –
тогда свой оставила дом
из священного чувства протеста,
ведь царила кромешная тьма в доме том.
Я блуждал по барханам пустыни,
изрыгая дышавшие смертью слова,
искал жизни исток, но карьерный песок
постоянно мне застил глаза.

 

Да, тогда я был слеп,

тогда был бездушен….

Белокаменный склеп,

цветы, стопка, хлеб,

гробовая доска…

В мире мы вновь и вновь строим то,

что кто-то однажды разрушил,

потому, что не знаем Того,

кто помог бы очистить глаза

от песка.

 

Разлучиться на веки веков

со своею душой мы не можем…

Осознав всю призрачность славы

тех, чьи слова рахитичны,

я вдруг понял, что опыт, который

обрёл мир за смерть, что он прожил,

говорит лишь о том, что Бог жив

и мы Ему небезразличны.

 

Но я был ещё слеп,

ещё был бездушен…

Острый меч, молот, серп,

кнут, жезл, цеп,

вековая тоска…

Лишь теперь изменился мой мир,

ведь открылось, что Бог безоружен.

Дом наполнился светом Того, кто

помог мне очистить глаза

от песка.

Man: I had the dream. Your dream…

You decorate the flowers with rainbow paper.

The paper feels like an orange skin.

You have three kinds of flowers.

Woman: And then… everything goes up in flames?

Man: No…  Then I saw that the great big orange fireball – is just the sun in the skies…

And I heard the voice saying to me:

«Her sins, which are many, are forgiven; for she loved much...».

At that moment I woke up.

Мужчина: Я видел сон. Твой сон…

Ты украшаешь цветы радужной бумагой. Бумага на ощупь похожа на кожу апельсина. У тебя три вида цветов.
Женщина: А затем… всё охватывает пламя пожара?

Мужчина: Нет… Затем я увидел, что огромный огненный шар-апельсин - всего лишь солнце в небесах… И я услышал голос, говорящий мне: «Прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много…» (11).

И в этот момент я очнулся.

Да, тогда я был слеп,

тогда был бездушен….

Белокаменный склеп,

цветы, стопка, хлеб,

вековая тоска…

Но теперь изменился мой мир,

ведь открылось, что Бог безоружен.

Всё исполнилось светом Того, кто

помог мне очистить глаза

от песка.

 

Тогда и Теперь…

Тьма и свет – визави.

Распахнута дверь

для жизни в любви.

 

 

11 – Цитата из Евангелия от Луки 7:47

****

ПРОБУЖДЕНИЕ РЕКИ

(ЛУНДИН/ХАБАРОВ)

 

(часть 1)

 

И вот, я вхожу в это русло,
Что вьётся подобно ужу,
И спящую реку чувства
Песней любви бужу.

Течение тихо и плавно.
Волны качают мой чёлн.
Ночная нега желанна

И месяц с луной обручён.
Влюблён.

Ждёт жатвы пшеничное поле.
Ветра распевают псалмы.
Луга, вдыхая раздолье,
Вздымают свои холмы.

Ангел, расправив крылья,
Благовествует зарю.
И я, распрощавшись с уныньем,
Мир всему миру дарю.
Творю.

(часть 2)


Сквозь лес вековой, дремучий,
К свободе бредёт народ.
Табун лошадей на круче

Мечется взад-вперёд.

В степи воет волк голодный,
В тени притаилась рысь.
И камень в поток холодный 

С обрыва слетает вниз.

Тучи дождями полны,
Молнии. Гром. Гроза!
Вгрызаются в берег волны.
Вьётся бичом лоза.

 

Стихия терзает чёлн мой,
Трещат от ударов борта.
(Схватки. Исход).
Вдруг тучи разверзлись. Над поймой

Открылись небес врата.
(Явился плод. Послед по следу).
Свет!

 

(часть 3)

 

Вновь тихо и плавно течение,
И в радугу свет превращён,
И льётся с небес песнопение

О том, что грешник прощён.

И льётся с небес песнопение…
Спасён мир, а не обречён.


Рождён!

 

****

SANCTUS (12)

 

(часть 4)

 

Свят! Свят! Свят

Господь Бог Саваоф!

Полны небеса и земля славы Твоей!

Осанна в вышних!

Благословен грядущий

во имя Господне!

Осанна в вышних!

Свят!

 

 

12 - Sanctus (лат. Sanctus — «Свят»), Серафимская песнь – древний христианский литургический гимн, входит в состав большинства древних литургий, как западных, так и восточных.

****

СУЛИКО БЛЮЗ

(ХАБАРОВ)

 

Sing, sang, sung!
Sunday sun.

Воскресный колокольный звон,
и пенье птиц со всех сторон.
Развеял ветер облака,
от солнца в золоте река.

Sing, sang, sung!
Beloved son.

Одетый в лучший свой костюм
первой листвы зелёный шум
иду и слушаю. Весна
жаждет вина, вода пресна.

Sing, sang, sung!

He's the One.

Стрелки часов. Двенадцать дня.
Да, полдень жизни у меня.
Жара, но дышится легко,
ведь отыскалась Сулико (13).

Sing, sang, sung!
Kingdome come.

 

И до заката далеко…

Sing, sang, sung!

 

13 - Сулико – грузинское женское или мужское имя, происходящее от корня со значением «душа».