• TUNE-O-MATIC

Полный текст интервью Алексея Хабарова журналу DARK CITY № 123-124/2021



Не каждый раз для музыкального журналиста выпадает возможность пообщаться не просто с очередным представителем тяжёлого рока из блэк – или дэт-когорты, но с человеком, который играет и сочиняет весьма экспериментальную музыку. А также поговорить на весьма непростые темы, связанные с религией, психоанализом и культурологией. Безусловно, мы коснулись и музыки, поскольку мой нынешний собеседник весьма и весьма наслушан, поэтому разбирается не только в грайнде. Итак, встречайте – лидер проекта Tune-O-Matic Алексей Хабаров.


Привет, Алексей! В последний раз мы общались с тобой на тему концептуального альбома Tune-O-Matic – «Город Вечных Зим». И вот, недавно вышла твоя новая большая работа под общим названием «ТЕОМАТИКА». Каким образом выкристаллизовалась идея этого двойного альбома и имеется ли связь с «Городом…»?


Привет, Александр! Действительно, в «ТЕОМАТИКЕ» я затрагиваю некоторые из тем, которые были в «Городе…». Как бы заново раскрываю их, уточняя суть, расширяя диапазон смыслов. Тем не менее, это совершенно отдельный и цельный материал, концепция которого прояснялась постепенно. На самом раннем этапе была задумка сделать два отдельных альбома: один с участниками группы Дети Лабиринта разных лет, в честь выхода всех её альбомов в новом звуке; а второй уже – Tune-O-Matic. Но в итоге в записи смог принять участие только барабанщик времён знаковой для меня пластинки 2009 года – «Противостояние» – Вова Ларин, так что идея с альбомом ДЛ была оставлена. Впрочем, как говорится, всё, что делается – к лучшему. С Вовой мы записали две мощнейшие вещи, которые затем вошли в первый том ТЕОМАТИКИ. А чуть позже собрались составом Tune-O-Matic и приступили к работе над остальным материалом, который расширялся в процессе репетиций и записи. В итоге получилось две части по 13 композиций каждая.


Немало! Это, насколько я знаю, самая крупная твоя работа?


Да. Такое количество записываемого материала в рамках одного альбома у меня впервые. Было непросто, но оно того стоило! И я очень доволен звуком, которого мы добились благодаря талантам звукорежиссёра Павла Сладкова.


Ты ведь по образованию теолог и религиовед… Теоматика, если верить поисковику – нумерологическое изучение Библии, одно из средств христианской апологетики. Ты что, пытаешься завлечь людей в РПЦ через свою музыку?


Совпадение названия альбома с тем направлением в библеистике, о котором ты упомянул, на самом деле случайное. Дело в том, что у меня есть ещё и высшее техническое образование, и в дипломе большими буквами написано: «Математик». Конечно, это звание слишком громкое и не соответствует тому, кто я есть... (смеётся) Но – факт. Так что теология и математика сплелись воедино и, вуаля! Вообще, если Tune-O-Matic – это гитарный бридж для точной настройки каждой струны инструмента, то Теоматика – это альбом для точной настройки струн человеческой души, и довольно точного понимания моего взгляда на христианскую теологию. Кстати, альбом имеет отсылки к моей работе по библеистике, которую я тоже планирую постепенно публиковать. Так что в РПЦ я, конечно же, никого не завлекаю с помощью своего творчества. Напротив, слушатель не сможет пройти мимо критики клерикализма, цезаропапизма, традиционализма, фундаментализма и многого другого, что имеет место в Церкви. Впрочем, я верующий, и исповедую христианство. Но оно для меня не имеет привязки к РПЦ и т.п. институтам, а восходит к Иисусу и его кресту. Я не агитатор и не миссионер. Я человек, который рассказывает всякий раз по-разному о сложном духовном устройстве своего героя и о его пути в этом мире.

Название первого тома – «Цветы Розалии Бейлоронни» – судя по всему, отсылает к святой Розалии из Палермо, тем более что в оформлении использована картина Антониса ван Дейка. Однако, у меня возникла ассоциация с мумией девочки Розалии Ломбардо, которую долгое время выставляли в часовне этой святой. Верна ли отсылка?


На счёт святой Розалии ты абсолютно прав, её образ использован мною неспроста. А вот о сицилийской «Спящей красавице» я не думал при создании альбома. Но это очень интересная ассоциация! Я очень люблю и ценю подобные находки слушателей. Чистой воды герменевтика! Так что, обязательно поразмышляю над этим на досуге. Тем более, что темы сна, погружения в изменённое состояние сознания, смерти и возрождения проходят через весь альбом.


На альбоме присутствует перефразированный диалог психоаналитика и его пациентки из фильма «Окончательный анализ». Очевидно, что названия обоих томов связаны с этим диалогом, ведь они толкуют сновидения, говорят о символике цветов в радужной бумаге, которая на ощупь как апельсиновая кожура и т.д. Позже ты вообще откровенно развиваешь тему юнгианской Тени. Похоже, кого-то занесло в психоанализ…

Этот фильм мне понравился ещё в детстве. Личный видак и хороший пункт видеопроката – великие двигатели культуры того времени. А вот психоанализом я заинтересовался намного позже, когда всерьёз начал заниматься творчеством. Кстати, фамилия той пациентки – Бейлор. Теперь остаётся поискать кто такая Розалия Онни, и всё это замиксовать.


Что ж, как говорится, кто ищет – тот всегда найдёт…


Ну, да. Было бы желание. Вообще, в текстах альбома есть и другие связи с кинематографом. Например, отсылки к «Заводному апельсину», упоминание фильма «Беги, Лола, беги!»… Всё это, часть культурного кода, способ поговорить на известном, хоть и весьма сложном языке, но уже о чём-то своём.


В начале альбома я заметил цитату из оперы Вагнера. Не намёк ли это на спор с Ницше?


Ты имеешь в виду, что я пытаюсь продемонстрировать своё несогласие со взглядом Ницше на Вагнера, как на предводителя декаданса?


Что-то вроде того…


Ну, мне интересно было бы узнать, что сказал бы Ницше о нынешней популярной музыке. Вот где настоящая болезнь (смеется). Вагнер – выдающийся композитор. Ницше – выдающийся философ. Конечно, лучше глубже изучить историю этого противостояния, но ясно, что они друг друга стоили. А фрагмент из оперы «Кольцо нибелунга», который исполнила Юта Зубковская, я взял по другим причинам. В текстах есть упоминания «Песни о нибелунгах», воинственных гуннов и Рейна… Имя персонажа оперы по имени Зигмунд можно соотнести с человеком по фамилии Фрейд, которому закономерно противопоставлен вышеупомянутый Юнг. Но центр всего этого в том, что на первой части альбома мною затрагивается тема опасности повторения на новом витке истории событий времён Третьего Рейха, когда с подачи некого Люцифера-Гитлера «Благую Весть» может заменить новая «Майн Кампф»… А Вагнер, как известно, был любимым композитором тирана по имени Адольф.


Да-да, в этот раз на альбоме очень сильно заметен антивоенный мотив и протест против тирании. Явно напоминает Atom Heart Mother и The Wall Pink Floyd…


Спасибо тебе за такие лестные сравнения, тем более, что музыкальные отсылки и упоминания этого великого коллектива также присутствуют на альбоме.


Я обратил внимание на музыкальный оммаж БГ и Майку Науменко. Это намеренные отсылки или некий музпросвет?


Это, безусловно, намеренные отсылки на вполне конкретные произведения титанов отечественного рока. Что касается альбома Аквариума «Ψ», в честь которого и получила название рок-н-рольная композиция «Пси», то он остаётся для меня одним из самых любимых.



 

Алексей, к слову, о рок-н-ролле. Ты всегда играл крайне эклектичную музыку, и на этот раз мы имеем не только хард-н-хэви, но широкий спектр от рок-н-ролла до прогрессив-рока… Есть даже респект Black Sabbath – трек «Живаго». Откуда такая любовь ко всем этим жанрам и олдскулу?


Всё довольно просто. Моя юность пришлась на 90-е годы, когда были популярны всевозможные классические рок-коллективы. Поначалу я безумно фанател от AC/DC, и через них полюбил блюз-рок и рок-н-ролл. Мои друзья, в свою очередь, кайфовали от Iron Maiden, Guns’n’Roses, Queen и Metallica… Параллельно этому все мы, конечно же, слушали русский рок. Многие из песен отечественных групп было легко петь и брынчать на гитарах, что отчасти способствовало собственному творчеству. Мой папа любил Eagles, Pink Floyd, Dire Straits, Smokie… Были и пластинки джазовых композиторов, например, DukeEllington. Сосед по подъезду – Лёша, будучи большим меломаном, открыл для меня целый ряд коллективов, например: ManfredMann’s Earth Band, King Crimson, Led Zeppelin, Deep Purple и др. По кабельному ТВ временами попадались клипы Faith No More, Therapy?, Soundgarden, Nirvana… Позже, уже во время записи первого альбома Детей Лабиринта, Алик Грановский отметил, что моя музыка напоминает ему о GrandFunk, которых я тогда ещё не слышал, зато потом полюбил всей душой. В общем, всех влияний не перечесть. Но переломным моментом для меня было знакомство году в 96-м с музыкой BlackSabbath! Этот коллектив на долгие годы завладел моим сердцем и многому научил.


На Апельсиновости радужной бумаги явно преобладает более светлая музыка, есть даже элементы регги, фолк и госпел. Ты специально решил сделать Том 2 более плавным и позитивным?


Я всегда тщательно выстраиваю линию развития альбома как музыкально, так и поэтически. Хотелось, чтобы части отличались друг от друга, были своего рода разными сторонами одной монеты. Кстати, спектр инструментов, звучащих на этом томе альбома тоже широк: солирующие саксофон и труба, дудук, балалайка и домра, много акустических гитар и перкуссии. Что же касается позитивного посыла, то некоторые из слушателей подметили, что на альбоме присутствует своеобразный юмор. Знаешь, в своё время в интервью Сергею Маврину я сказал примерно следующее: «Когда в своих песнях я описываю те или иные тёмные стороны жизни, личные переживания и т.п., то не желаю ввести слушателя в депрессию или, чего доброго, привести к самоубийству! Наоборот, я считаю, что песни должны вселять надежду…» В этом плане я не изменился. Мне было важно провести не только линию сна (временами кошмарного): погружение, прохождение различных фаз, пробуждение; но и линию его анализа: фиксация ответов на вопросы, подведение итогов пройденного пути, взгляд в будущее. «Теоматика» не приглашает человека отстранённо слушать и наблюдать, но размышлять, проживать и пытаться находить способы справляться с собственными проблемами и демонами, а без позитива в этом не преуспеть.


В тексте Lacrimosa Hosanna цитируются строки католического реквиема «Dies Irae», а также молитва «Отче наш» на латыни. Почему ты решил использовать именно латинский язык? Кстати, оригинальный григорианский распев весьма популярен в массовой культуре, да и в тяжмете «Dies Irae» стал никнеймом польской банды. Можно ли сказать, что ты продолжаешь его популяризацию?


На счёт популяризации – вряд ли. Скорее наоборот, поскольку теологически у меня всё устремлено к преодолению средневековой сосредоточенности на идее Карающего Христа и тотального страха перед Страшным Судом. Так что латинский язык здесь важен как символ. В следующей же за Лакримозой песне поётся: «Радость и мир предвечный в начале, ну, а суды завета – это меланхолия»… Это очень близко и к истории Мартина Лютера, и к тому, о чём размышляет главный герой фильма Тарковского – «Андрей Рублёв», так что не случайно клип на песню «Как дитя» оканчивается видом храма Покрова на Нерли.


А можно ли провести параллель между западным богослужением и концепцией ТЕОМАТИКИ?


Прямую параллель, я думаю, провести трудно. Но определённая связь концепции Теоматики с элементами богослужения, безусловно, есть. Например, органное вступление в «Проповедь без слов», вышеупомянутые песнопения на латыни, лютеранский хорал «Sanctus». Кстати, песня «Светлая ночь» какое-то время носила второе название – «Анафора» (т.е. Евхаристическая молитва (ἀναφορά – возношение) – центральная часть христианской литургии).


Ты упомянул клип «Как дитя». Для альбома было снято несколько клипов. Не расскажешь ли про них подробнее?


Ну, клипы лучше смотреть, конечно, чем о них рассказывать (смеется). Мне было важно воплотить в жизнь ряд идей, и переключиться на отличный от музыки вид творчества. Поскольку опыт создания клипов у меня был, мы не стали прибегать к помощи клипмейкеров, а снимали собственными силами. В итоге, за год было создано 8 полноценных разножанровых клипов. Мы постарались, чтобы все видео в данном цикле были связаны друг с другом, и оригинально иллюстрировали композиции, дополняя их. В общем, было весело, вдохновляюще и интересно!


В песне «Кошки-Мышки» ты делаешь отсылку к одной из знаменитых библейских фраз. Почему именно эта цитата и имеет ли она значение для концепции?


Эта цитата очень важна, поскольку она продолжает тему взаимоотношений войны и веры. Часть моей работы по теологии посвящена критическому разбору традиционного чтения евангельской фразы: «Не думайте, что [Я] пришёл принести мир на землю; не пришёл [Я] принести мир, но меч…» [Мф. 10:34]. Я подробно разбираю греческий текст и показываю, что этот стих может звучать в точности наоборот: «Не сочтите, что пришёл изгнать мирную жизнь с земли; не пришёл изгнать мирную жизнь, а бойню и резню». Согласись, это сильно меняет дело.


Что ж, есть у тебя и такие строки: «Наушники ладоней влажных / Мой слух насилуют бластбитом...» Неужели ты так не любишь современные ответвления тяжмета или же это ирония?


Ни то ни другое, хотя я и впрямь не фанатею от мега-тяжеляка. На мой взгляд, бластбит поистине хорош порционно, в нужных местах. Если же он лупит постоянно, это может вымотать даже самого стойкого металлиста. Так что слово «бластбит» очень иллюстративно в данном случае: просто представьте человека, который в приступе меланхолии долбит себе по ушам!


Среди большого количества в том числе и именитых музыкантов, принявших участие в записи, я заметил имена твоей жены и дочки… Планируется ли привлекать близких на запись музыки и дальше?


Всё возможно, тем более, что дочь учится играть на классической гитаре и фортепиано, а жена занимается ударными. Сейчас мне нужны были их голоса, а там, если они всерьёз преуспеют в инструментальных направлениях, можно будет не только на запись, но и в тур ехать всей семьёй (смеется).


Недавно мы потеряли Александра Борисовича Градского, сыгравшего огромную роль для формирования российской рок-культуры. Тебе посчастливилось петь партию Азазелло в опере Мастер и Маргарита, которую он создавал двадцать лет. Не поделишься впечатлениями от работы с мэтром?


Уход Градского – это поистине огромная утрата для всех нас! Эх, а какого теперь будет ребятам из его театра… Да, мне повезло. Интересно, но сначала планировалось, что я буду петь партию Кота Бегемота а-ля AC/DC. Когда же на студии Александр Борисович узнал, что я бас-баритон и могу петь на октаву ниже его, он очень обрадовался, всё переиначил и дал мне роль Азазелло. Я, конечно же, ничуть не возражал. А работалось под его руководством – просто отлично! Всегда бы так! Словом, для меня это был исторический момент... А Кота Бегемота я изобразил позже – на альбоме Маргариты Пушкиной «Sic Transit Gloria Mundi».


Чего нам ждать дальше? Если будет уместно, Quo vadis?


Я иду к новому альбому. Как всегда, думаю делать его минималистским, ну, а там как получится (смеется).


Обе части альбома Tune-O-Matic – «ТЕОМАТИКА. Том 1. Цветы Розалии Бейлоронни» и «ТЕОМАТИКА. Том 2. Апельсиновость радужной бумаги» доступны на всех музыкальных площадках, а также на сайте в разделе Музыка




18 просмотров